Нил Деграсс Тайсон

Спасибо, Нил, некоторые эти идеи действительно часто не дают мне уснуть.

Все элементы периодической системы происходят из звёзд. Они взрываются, разбрасывая свои внутренности по галактике, обогащая газовые облака, которые потом образуют планеты и возможно жизнь.

Самые распространённые элементы во вселенной — водород, гелий, кислород, углерод, азот. Мы говорим «О, мы такие особенные!». А из чего мы сделаны? Это вода. Водород и кислород. Если проранжировать элементы, это будут: водород, кислород, углерод, азот, гелий. Как и во вселенной. Не только мы существуем во вселенной. Сама вселенная существует в нас. Мы не особенные. Так что глядя в ночное небо — мы часть этого, это поучительно и облагораживающе, духоподъёмно, и почти духовно.

Одни ли бы во вселенной? Мы состоим из углерода. Углерод самый активный элемент во вселенной. Можно сделать больше молекул из углерода, чем из всех других молекул вместе во вселенной. Было бы не простительно эгоцентрично предполагать, что мы во вселенной одни. Химия слишком богата, вселенная слишком обширна. Если собрать нужные ингредиенты, которые повсюду, жизнь может быть попросту неизбежна.

Мы смотрим на Марс. Все факты говорят о том, что Марс однажды был дождливым, плодородным местом. Что то очень плохое произошло на Марсе. Какие то настройки сбились в его атмосфере. Какие то не те ручки покрутили на Венере. Там запустился парниковый эффект. 900°F (480°C) на Венере. Люди спрашивают «А зачем тратить деньги там на веху, когда можно потратить здесь внизу?» Да потому, что там наверху можно узнать кое-что о том, что здесь внизу. Я бы не хотел здесь получить такой же парниковый эффект как на Венере. Она лучший прмер планеты, на которой чтото пошло не так.

Когда астероид ударяется о планету, он может выбить камни в космос со скоростью, достаточной для побега. Если Марс был дождливым плодородным до Земли, и если на Марсе была жизнь, то возможно были какие то бактерии, в тех камнях. Возможно, что жизнь на Земле была посеяна бактериями на камнях, которое выбило с Марса. Панспермия — передача жизни с планеты на другую. Это делает нас всех потомками марсиан.

Наш ближайший генетический родственник — шимпанзе. ДНК совпадает на 98-99%. Мы умнее чем они. Самая умная шимпанзе может быть немножко сумеет язык жестов. Малыши это могут. Всё то мы из себя представляем и что отличает нас от шимпанзе появляется из этого одного процента отличия в ДНК. Телескоп Хаббла великий… всё в этом одном проценте. А может быть, всё то что мы есть, чего нет в шимпанзе, не настолько уж и умно, как мы себе решили? Представьте другую форму жизни, которая на 1% отличается от нас, в том направлении, в котором мы отличаемся от шимпанзе. Мы будем просто слюнявыми тупоголовыми идиотами по сравнению с «ними». «Они» взяли бы Стивена Хоккинга, выкатили бы к их главным исследователям, сказали бы:
— Вот этот у них вроде самый толковый, он в уме умеет астрофизику.
— Ой, какая прелесть! Малыш Джонни тоже так может. Как мило!»
Квантовая механика будет просто интуитивно понятна для их малышей.

Так что идея о том, что мы найдём разумную жизнь и с ней поговорим… Когда вы последний раз останавливались, чтобы поговорить с червём? Мы не ведём диалога ни с одним видом на Земле, с которой у нас есть общий ДНК. Мы как вид слишком глупы, чтоб понять вселенную, которую мы исследуем.

Youtube

Wikipedia