Ирвин Уэлш, цитаты

Несколько цитат из недавно прочтённых книг Уэлша.

«Экстази»

Говорят, смерть убивает человека, но не смерть убивает. Убивают скука и безразличие. Мне нужно еще

Игги Поп

… Жрать хочешь? — Он кивнул на свернувшиеся в жире остатки пищи.

— Нет… нет, спасибо, Марк, — Саманта выдавила из себя улыбкую Она начала чувствовать, как на ее лице растут прыщи, только по-
тому, что она стоит рядом с его сковородкой.

…смотрится так безмятежно. Ей, конечно, нужен хороший парень, который будет заботиться о ней, а она о нем, Я подумываю, а не пойти ли и мне завалиться спать с Хэйзел, но чем меньше в наших организмах МДМА, тем большая пропасть вырастает между нами. Иду домой, и, хоть я в церковь не хожу, все же молюсь за Эмбер, чтобы у нее появился парень, а у нас с Алли по той единственной подруге. Я не верю в бога, но мне нравится мысль, что друзья должны желать друг другу хорошие вещи; мне нравится верить в доброту, которая рассеяна повсюду вокруг нас в нематериальной реальности…

Будто бы физическая близость может решить проблему эмоциональной отчужденности…

А вот кому пришлось меняться для сохранения имени, так это невинным. А у Хью «окончательныЙ анализ» превратился в «точку отсчета». Семантика имеет значение. Банальные лозунги революции и сопротивления обернулись еще более банальной фразеологией бизнес-эффективности, финансового учета и спорта, — точки отсчета, движущиеся штанги, прикрытие базы, уровневые поля…

Где-то по дороге были похоронены и наши мечты. Может, революционные лозунги и были наивностью, но, по краЙнеЙ мере, мы готовились к чему-то большому, к чему-то важному. Теперь наши горизонты стали такими узкими. Мне этого мало. Некоторые вполне довольны и этим, — пусть будут довольны. Но мне этого просто мало.

— Всё нормально, — быстро ответила она, взяв мою ладонь в свою, а потом задумчиво прибавила: — Да, знаешь, тебя там эта Вероника искала.

Мне, как обычно, потребовалась еще пара минут, чтобы понять, о чем речь, потом дошло. Вероника, этим вульгарным прозвищем некоторые иногда называют Злобную Сучку.

— Погоди, ты ж был женат, что, нет?

— Ну да, но это было столько лет назад, тогда я еще не врубался ни во что. Мне ж было семнадцать лет. Все, чего мне нужно было — это дырку каждый вечер, вот и женился.

— Ну, неплохая причина, С тем, чтобы дырку каждыЙ вечер, все нормально, а? Нет?

— Ну да, да, но я скоро и понял, что да, каждый вечер, все нормально, но только не с одной и той же девчонкой. И вот тогда начались проблемы.

— Вот именно! Если ты целых пять лет была замужем за одним типом, который даже и оттрахать тебя не мог удовлетворительно, то это все равно что полная неопытность. Если секс — просто бессмысленный ритуал, если он не значит ничего и ты его не чувствуешь, тогда он и становится ничем и у тебя его как будто бы и не было. Многие мужики тупые мудилы только потому, что их устраивает плохой секс, но для женщины плохой секс — это хуже, чем вообще без секса,

«Эйсид хауз»

Так мы и жили — наигранная цивилизованность с подтекстом обоюдного антагонизма.

На самом деле я точно помню твои слова: смех и секс — барометры отношений. Вот такое заявление ты сделала, если мне не изменяет память.

Не пойми меня неправильно. Я не могу больше соглашаться. Нельзя же одновременно трахаться и смеяться, ебаная ты корова.

…годы, выслуживаться перед правильными людьми, обычно мерзавцами‚ на которых ты даже ссать не будешь, если они окажутся в огне.

… вы, мудаки, еще не доросли критиковать меня! Я сделал вас, идиотов, по моему образу и подобию. Вы это все натворили, вы, вашу мать, и разбирайтесь. Этот кретин Ницше вообще облажался, когда сказал, что я умер. Я не умер; я просто послал все на хуЙ.

— Так что у тебя были силы, а ты даже не озаботился использовать их. Вот почему ты заинтересовал меня, Боб. Ты прямо как я. Ленивый, апатичныЙ, тормозной мудак. Сейчас я ненавижу такое состояние, и будучи бессмертным, не могу наказать себя. Я могу, впрочем, наказать тебя, приятель.

Похоже, что вторая смена будет скучной, Книжка про Сатклиффа оказалась вполне удобоваримой. Хорошее чтиво. Правда всегда выглядит страннее, чем вымысел. Сатклифф был настоящим возмутителем спокойствия. Сатклифф был просто говнюком! Как же обдолбан был этот чувак! Некоторые вещи ты никогда не сможешь понять, они не поддаются объяснению, рациональному анализу и толкованию. Я взялся за биографию Матери Терезы, но не смог в нее врубиться. Я действительно ей не уделил слишком много времени. Мать Тереза казалась мне немного помешанной. Она заявляла, что Бог говорил ей делать то, что она делает; от нее же самой ни хуя никакого толка. Точно такой же довод использует Сатклифф. Это все просто натуральное дерьмо; люди должны брать на себя побольше личной ответственности…

— Если ты хочешь, чтобы от тебя была хоть какая-то польза, обойди район со мной и Нормой собрать подписи для этой петиции.

Почему же я об этом сейчас не подумал? Глубокая мысль. Меня только распнут на хуй, вот и все. Довольно плохо, что он пытается сделать так, чтобы меня убили из-за его глупой бессмысленной деятельности, теперь же он хочет, чтобы я сам нажал на чертов спусковой крючок,

— Я бы с радостью, пап, ну может быть в какой-нибудь другой раз, да? Просто сегодня все это дерьмо с собеседованием…

… друзья Дерека. Последние никогда похоже не пили, не принимали наркотиков и не ходили на реЙвы. Им было «наплеватьна все это дерьмо». Но толком они ничего больше не делали, просто сидели и валяли дурака. Дерек сдал свои экзамены на Старшего Администратора Госслужбы, но не испытывал из-за этого никакого душевного подъема, или какого-то интереса к своей карьере. Я восхищался его нигилизмом по отношению к работе, что я прекрасно понимал и разделял, но он и его друзья казалось вообще ни к чему не проявляли интереса. Все для них было дерьмо: наркотики, музыка, футбол, насилие, работа, ебля,
деньги, веселье. Они производили впечатление оравы полностью изолированных инвалидов с ампутированными конечностями…

— Женские проблемы? — смеялся мой отец, — Никогда не беги за автобусом или за женщиной. Всегда есть еще один за углом.

Там была Олли. Бывшие любовники обычно находят такие встречи напряженными; вовлечено слишком много Эго‚ и слишком мало «Ида». Когда вы уже столько раз занимались примитивной еблеЙ, трудно говорить о погоде.

… рад, что она ушла. Люди, проходящие через Периоды Личного Роста, обычно самая настоящая боль в заднице. Рост должен происходить по нарастающей и быть постепенным. Я ненавижу этих воскресших мудаков, которые пытаются выдумать себя заново и сжечь свое прошлое.

Культура гражданской коррупции и грязных инсинуаций, пропитавшая мозги говнюков на высшем муниципальном уровне, докатилась до нижних эшелонов служащих; Сталинизм с лицом любимой жены, источающий самую махровую обывательщину…

— Согласен ли ты, Рональд Диксон, взять Мартину Девенни в свои законные жены, и в горе и радости, богатстве и бедности, любить ее и оберегать, пока вы оба будете живы?

Ронни был обдолбан транками, но все же смог кивнуть этому мудаку священнику. Впрочем, для этого ублюдка кивка показалось недостаточно, и он пристально смотрел на него, пытаясь добиться более позитивной реакции. Я грубо подтолкнул Ронни локтем.

— Похоже, — удалось пробормотать ему. Это было все, что он смог сказать. Священник досадливо поморщился, но оставил все, как есть.

— Согласна ли ты, Мартина Девенни, взять Рональда Диксона в свои законные мужья, и в горе и радости, богатстве и бедности, любить его и оберегать, пока вы оба будете живы?

Тина выглядела настороженной, как будто до нее, наконец, дошло, что она попала в серьезное дерьмо. И все же она неохотно выдавила из себя:

— Согласна.

Как бы там ни было, они были должным образом объявлены кататоником и женой.

… мы продолжили путь, поехав к Портобелло. Мы остановились на Сифилд Роуд и вышли; в самом центре охуенного черт знает где.