Вот как бывает

Вот бывает же в жизни такие случаи странные, как картины одного известного советского авангардиста.

Работаешь, используешь разные технологии, труды десятков умных мира сего, и не задумываешься как оно работает внутри, не лазишь под капот никогда. Работает — не трогай. А потом бац. Что-то обновляется, перестаёт поддерживаться, ломается, и приходится разобраться что к чему, и как это раньше работало, и почему теперь нет. Спускаешься на один или два технических этажа вниз, видишь изнутри… И всё. Твоя жизнь уже никогда не будет такой же, как раньше. Она немного меняется от полученного знания.

Или вот ещё бывает. Слушаешь какой то коллектив или исполнителя. И всё нравится. Хорошая, сложная музыка, узнаваемый, приятный голос. Не обращаешь внимания на слова, воспринимая их как одну из гармоник всего звукового потока. А потом сознание выхватит пару фраз, возбудит интерес. Пойдёшь, нагуглишь текст, прочтёшь и поймёшь о чём всё это… И всё. Отношение меняется. Не в худшую сторону. И, может быть, даже не в лучшую. Просто чуть по другому относишься к исполнителю от понимания смысла одной или нескольких песен. Но тут есть альтернатива — есть много хорошей музыки совсем без слов. Чистый поток эмоций и настроения, не затуманенные словами.

А вот ещё такое случается. Бывают люди, приятели, очень хорошие люди. И вроде одного с ними образа мышления, социального статуса, культурного уровня, возраста, политических и религиозных взглядов, интеллектуального уровня и роста. Конечно же не строго одинаковых, а плюс-минус. Интересно с ними общаться, проводить время, обмениваться новостями, сплетнями, проблемами и настроением, со взаимным пониманием с полуслова и отсутствием глупых неловкостей. Настолько хороших, что даже можешь назвать их друзьями, не говоря, конечно же, что «друг» это гораздо ближе, дороже и роднее, чем «родственник». А потом раз. Он скажет или сделает что то, чего от него ну уж никак не ожидаешь… И всё. Можно простить раз. Второй. И даже третий. Да. Ведь друг же, а не «verpa canina». Но всё равно отношение к нему никогда не будет таким же открытым и доверительным как раньше.